Про лечение зубов, медитацию и гомеопатию

Помните, я как-то рассказывал, что зубы выпрямил. Я там в конце еще писал, что делов во рту минимум на пару лет вперед. Ну вот я продолжаю.

Началось все почти год назад — по осени сходил к своему хирургу и уточнил, как бы мне так вместо отсутствия шестерки сделать наличие шестерки. Обсудили и я слился: сколько бы я с ним не работал, мне все равно каждый раз стремно лезть под нож. В итоге протянул я до 1 апреля и в день дурака мне поставили зубной имплант. Именно имплант, протез — это другое.

Имплантация зубов — длительная процедура, в три этапа в общем на 6-7 месяцев. Я пока прошел через первый — установку внутрикостного элемента. Это такая металлическая шпулька, которая вкручивается в костную ткань челюсти, закупоривается на полгода и пациент отправляется домой. Ждать, пока титановый имплант приживется и все остальные обитатели рта к нему привыкнут. Ну флора там, фауна и прочие посетители. Выглядит это в разрезе примерно вот так:

Я сейчас на втором слева шаге. Третий и четвертый занимают каждый еще по две-три недели.

 

Процедура адски болезненная: для сверления лунки под имплант у дантиста отдельный перфоратор на отдельной телеге. Заморозка и разрез десны — полная фигня по сравнению с тем, что происходит дальше. Представьте что вы просыпаетесь утром в субботу в 9:01 от того, что за стеной человек-сосед решил начать ремонт. И, конечно, начать он решил с перфоратора и стены рядом с вашей кроватью. А теперь представьте то самое ощущение, как вся квартира вибрирует, если перфоратор хороший и качественный. Такое ощущение, что не стену долбят, а череп прямо возле уха. Вооот. Вот ровно то же самое происходит у вас в голове во время сверления отверстия под имплант — вибрирует весь череп. Реально весь, даже затылок мелкой дрожью пляшет.

И вот тут начинается рассказ про медитацию. Практика дыхания помогает отстраниться от происходящего с черепушкой. Целенаправленно попробовал сначала потерпеть, не медитируя — с ума можно сойти: мысли сами начинают концентрироваться на центрах вибрации черепа, от этого вибрации кажутся еще сильнее и начинает колбасить всего, вплоть до легкой тошноты. На этом месте переключаем внимание на рот-легкие и начинаем спокойно дышать. Это очень тяжелое упражнение: во время сверления учащается пульс, т.к. все-таки вас разрезали и вам сверлят череп, а за учащенным сердцебиением ускоряется дыхание. Весь этот бардак надо брать в руки и успокаиваться. И вот спустя 3-4 минуты можно спокойно дышать. Смотрим внутренним взором на поток воздуха: вдоооох… выыыыыдох… вдооооох… выыыыыдох… вдоооох… БРРРРЖЖЖРРРЖЖЖ! — это я отвлекся на дрель. Начинаем сначала. И так до полного просветления, либо, в моем случае, до окончания процедуры.

Спустя час меня уже зашили и отправили домой. На удивление, совсем не было кровищи. Помню, после удаления восьмерок во рту был просто треш и угар — можно было пугать прохожих, типа я зомби, а тут все норм. Заморозка отходила час, этого времени должно было хватить полностью, чтобы доехать от Беговой до Коломенской. Но хрен. Поезда в тот день по фиолетовой ветке ходить перестали ровно в тот момент, когда я доехал до Баррикадной. В итоге дорога была долгой и пока я добрался до дому, голова от проделанного над ней насилия начала болеть. А дома меня ждал не легкий выбор.

А вот тут начинается гомеопатия. Перед установкой брекетов у меня было 6 удалений. Каждое удаление — это операция на час-полтора, а потом неделя боли и Найз, как Скитлс, утром и вечером, иначе хоть на стену лезь. А в этот раз я решил попробовать гомеопатическое обезболивающее. «ШТА?! — спросил я у Марии, когда услышал, что боль можно снять гомеопатией». Серьезно? На тот момент вылечить простуду гомеопатией, в том числе грипп с температурой 39.9 — ок, можно, пробуем, делаем, внезапно получается. Но тут надо согласиться на эксперимент с головной болью. Если не подействует, буду в реальном времени выть. Но я ж влез, давайте уже до конца посмотрим. Работало ж до сих пор.

В общем съел очередных два шарика с каким-то диким названием — у них у всех названия дикие, если вслух штук пять прочитать в правильном порядке, можно кого-нибудь призвать. Гомеопата, например. В общем посидел, послушал себя, выпил стаканчик вискарика для надежности. Лег спать. Уснул. Проснулся — морда мальца отекла, улыбаться и смеяться больно, но той самой постоянной на всю голову послеоперационной боли нет. На всякий съел еще шариков. И так на следующий день — в воскресенье. В понедельник утром встал и вообще ничего не болит. От слова совсем. Морда опухшая очень, но если не делать лицом резких движений, то жить можно. Счастливый ускакал на работу. Вот в этом месте совершил ошибку — надо было лекарства взять с собой. И вообще, на будущее: третий день после операции — самый тяжелый день. На работе прихватило после обеда и стало побаливать. К вечеру накопилось и пришлось пораньше сваливать и ехать домой, закидываться еще. Из-за того, что долго терпел на работе, отпустило только под ночь. Собственно единственный косяк случился по моей вине — рано расслабился. Зато в чистом остатке у меня вместо 7-10 дней глотания таблеток, которые адски грузят почки, я 5 дней попил гомеопатию и все. Очевидно, помог вискарик.

 

В общем что? Медитация — крутейшая вещь, помогает на практике, прям вот в реальной жизни. Гомеопатия — чудесным образом работает, но верить в это нельзя, а я просто внушаемый, типа как тюлень Павлик, или его подруга.

Будьте здоровы =)

Гомеопатия и мои простуды всякие

Очередной рассказ про мои болячки и как я с ними справляюсь из цикла про открытое гомеопатическое лечение — я подписался на работу с гомеопатом за то, что буду про все это рассказывать в интернетах (предыдущие записи 1, 2, 3, 4)

 

Примерно в ноябре пропала охота пить лекарства, а это верный знак того, что пора завязывать. Лекарства я пил на тот момент от постоянных болезней — раз в мясяц я складывался с простудой на 7-10 дней, начиная с января 2015 и по август включительно. Потом вот начал принимать и прекратилось, самочувствие пришло в норму для человека, который регулярно спит, ест и занимается спортом.

Все шло хорошо до начала декабря: я каждый месяц прибавлял к беговой дистанции километр и с лета до декабря добежал от 3 км до 8 км. Рад был безумно, т.к. именно на дальние дистанции бег доставляет более всего. И вот в начале декабря я побежал очередную тренировку на 8 км и стер в кровищу ногу новым кроссовком — ахиллово сухожилие проиграло спор жесткому заднику. Не особо расстроился, т.к. по учебе был загруз, а уже через полторы недели залепил пластырем почти зажившее место и побежал снова. На этот раз кроссовок не тер, я пробежал набережную в одну сторону и погнал в другую. И вот тут начинается гребаная магия — ровно год назад на этом же месте у меня начало болеть колено. То же самое колено стало болеть на этом же месте в этом году — резкая боль сначала по суставу, а потом по всей ноге. На силу доковылял до дому. Расстроился жутко, т.к. в прошлый раз я лечился пол года, потратил денег, но вроде бы в результате пришли к тому, что все ок. И вот фиг.

Написал про грусть и печаль гомеопату Марии. Решили встретиться и обсудить все лично: нога болит, получается, год, с желудком проблемы постоянные тоже уж год — пора все это того, вылечивать, ибо задрало.

Встретились, обговорили. Рассказал про ногу в прошлом году и в этом: где болит, как, при каких условиях тогда и сейчас все стало хреново — в прошлом году диагностировали гипертонус четырехглавой мышцы, который я заработал себе сам слишком интенсивными тренировками и отсутствием отдыха. Рассказал про желудок, что именно беспокоит и как часто. Говорили почти час, а потом молчали минут десять — Мария вдумчиво выбирала лекарство. Я получил новую порцию шариков для разведения в водичке и поковылял домой.

Начал принимать лекарства — боль уходила из ноги постепенно, но уходила, хотя в прошлом году уходить она начала только после работы с мануальным терапевтом. Желудок, о боже, тоже начал реагировать. Вот на этом месте я прям порадовался, т.к. ощутимо лучше стало. В общем бегать я пока бросил, но ходить стал без боли и заканчивал учебу. В конце декабря собрался и махнул к родителям на Север: сперва в Тюмень, затем в Березово — не был три года, там уже успели дети народиться, которых в живую ни разу не видал.

В Тюмени провели день, было прохладно, но мне было пофиг — отличное настроение и старые друзья прекрасно дополняли друг друга. На утро прилетели в Березово, там еще холоднее, а друзей заменили родней, но все равно все было ок. До следующего утра, пока я не слег с больным горлом и кашлем. Вот просто так — я ни разу не замерз, не дал повода даже простудиться и все равно слег.

Тут надо сказать, что до отъезда в Москву, я всегда болел, когда приезжал в Березово. Даже летом я умудрялся простудиться и ходить с больным горлом пару недель. При этом выздоравливал почти сразу, как возвращался в Тюмень. Это жутко бесило в то время, не менее обидно было получить очередную простуду и в этот раз — планировал гулять и все такое, а хрен — сидел дома.

Простуду в итоге решил лечить гомеопатией — списался с Марией по интернетам, нашли у сестры из запасов нужные шарики и я начал их попивать. К сожалению, с доступностью любых лекарств в Березово хреново, а уж с гомеопатией тем более, посему пришлось пить слабую версию того, что мне требовалось. Помочь прям совсем она не смогла, но в целом болезнь почти сошла на нет к отъезду из Березово, а потом за два дня в Тюмени все совсем прошло и кончилось. На работу вышел, как огурец.

И спустя две недели в Москве заболел гриппом. Прям по-настоящему: ни горло, ни ангина, а самый реальный грипп. В воскресенье вечером полторы недели назад поднялась температура до 37. Ну я лег спать — время от времени она под вечер именно такой и бывает. Утром было уже 37.2: «О нет, мы все умрем!» — подумал я и пошел к доктору. На работе с температурой решил не появляться, ибо сам в первых рядах выгоняю больных всегда. Доктор прописала телегу лекарств, сказала сидеть дома, а то мало ли — вон пол Москвы болеет. Ну сел дома, сам написал гомеопату: сижу, болею, жду указаний.

Обсудили, как протекает болезнь: чего болит, чего не болит, а если болит, то почему и как, а что чувствую, а чего вообще происходит и с какого перепугу решил заболеть? Всякий раз перед выпиской лекарств следует вот такой вот долгий и достаточно глубокий анализ текущего состояния, важна каждая мелочь, вплоть до составляющей снов.

Договорились, что пить, мне привезли лекарства, пил — лекарства от ноги и желудка пить прекратил, т.к. мешать одно с другим в данном случае не стали. Температура росла. Спустя четыре дня дошла до пика в 39.9 — думал, что кончусь. На этот день была заказана еще одна доставка новых лекарств. Привезли, начал пить и все — температура пошла вниз. За три дня упала до 36.2 и на таком уровне три дня лежала, вместе с ней лежал я — упадок сил был полнейший. А потом все. Чуть-чуть насморк, чуть-чуть кашель, ну температура время от времени ниже 36.6 опускается, но вроде как нормальное дело — надо дать тушке восстановиться, отоспаться, да отожраться, чем и занимаюсь сейчас дома.

А вот как все это выглядело с другой стороны, Мария пишет про подбор лекарств:

Сначала, когда температура была невысокая, состояние неплохое и кашель без особых особенностей, — я вам предложила последнее подходящее для не-острых симптомов, т.н. «конституциональное» лекарство в более сильной дозировке. Это предполагает работу не через точное соответствие лекарства текущему состоянию, — а основано на концепции, что гомеопатическое лечение работает через восстановление иммунитета. И мы этим «конституциональным» лекарством имеем намерение его активизировать, и вообще в процессе работы, и в начале острого состояния. В результате всякие повторяющиеся простудные состояния, как правило, быстро проходят. То есть в случаях, если основная причина в состоянии иммунитета, — это обычно хорошо работает. Помните, мы это все время делали летом, с предыдущим лекарством. Заболели — приняли – острое состояние быстро прошло. А потом уже и не развилось по графику, в следующем месяце. (я как раз выше писал, что в августе 2015 перестал болеть — это оно)

В этой последней болезни мы получили лишь более активную реакцию иммунитета на острое состояние — высокая температура и прочие признаки активной работы иммунитета. Это все прекрасно, но не достаточно. И сама болезнь оказалась не из серии повторяющихся, а то, что называется «настоящая острая болезнь» в гомеопатии. Вирус был сам по себе сильный, это не повторяющееся полухроническое каждый месяц одно и то же, а разовое острое. Тут подход к лечению другой, — мы для этого использовали специальное лекарство, именно для этого состояния, вызванного этим вирусом. И вот после этого лекарства вы уже пошли на поправку.

 

Итого, за январь два раза переболел простудными заболеваниями и это первый раз за всю сознательную жизнь, когда оба раза не выпил ни одного лекарства из аптеки. Честно скажу, оба раза было весьма стремно: в голове постоянно летали мысли, что надо бы пойти арбидольчику тяпнуть и вон по рецепту врача, да и фиг с ней, с гомеопатией. Но дух естествоиспытателя и добровольное участие в таком эксперименте не давали покоя — взялся за гуж, не говори, что не дюж: надо бы пройти до конца, не смеха же ради жизнь мне такой челендж подкинула.

А теперь вот могу сказать, что вирус гриппа побежден гомеопатией. Да, с первого дня под присмотром врача-терапевта, но тем не менее.

Что у меня там дальше будет с животом и ногой я обязательно напишу, но промежуточный результат очень даже воодушевляет и чем дальше в лес, тем оно все меньше похоже на плацебу, кто бы там чего мне не говорил.

Про страшное

У меня есть великое множество воспоминаний из глубокого детства, начиная с того, что я помню, как меня заворачивали в полотенце и несли на руках из бани в возрасте примерно одного года. Кучу всякого хорошего помню: праздники, подарки на Дни рождения, поездки какие-то, просто случаи. А еще я помню, как мне лечили зубы. С зубами у меня по жизни было откровенно херово. Лечить коренные мне начали примерно с тех пор, как они у меня появились. И всякий раз поход к зубному был испытанием и для меня, и для мамы, и для врачей.

Меня усаживали в кресло и долго успокаивали. А потом начинали лечить и я орал. Иногда меня приходилось держать медсестре, пока врач заканчивала что-нибудь особенно болючее. Врач — мама моей одноклассницы, с которой у нас разница в рождении неделя и мы с ней примерно с тех пор тусили сначала в пеленках, а потом в школе. Поэтому врачу я верил. И дико ее боялся. В гостях — не боялся, в больнице — сразу в пот.

Вся эта бодяга с боязнью зубных врачей тянется за мной всю жизнь. Я шел лечить зубы, когда болеть начинало постоянно и с двух сторон. Стоит ли удивляться, что теперь, в 27 лет, у меня осталось 26 зубов? Стоит, потому что их могло остаться еще меньше. Из-за страха я потерял верхнюю шестерку, на ее замену мне придется потратить порядка 80 000 рублей при удачном раскладе — если имплант приживется. Иначе будет новая попытка за те же деньги. Из-за страха я 12 лет ходил с кривыми зубами. Двенадцать лет! Страх, сука, сковывает.

А потом случились брекеты. С ростом влияния мозгов на собственную жизнь появилось желание пойти и сделать зубы. Страшно было — звиздец. Против каждого похода даже на рентген я находил 900 отговорок, прокрастинировал как мог, делал «более важные» дела. Я понимал, что придется столкнуться с зубным не раз и не два и я с ними сталкивался, потому что надо, хоть и страшно. Я приходил в клинику, улыбался, крепился, мне делали укол и казалось бы дальше всё — можно расслабиться, ведь не больно совсем. Но сразу после укола все мышцы тела напрягались. Я сжимал одной рукой другую до побеления, потел, мерз, опять потел и все это по кругу. В такие моменты нужно контролировать состояние тела, чтобы давать в себе команду расслабиться, иначе через 10-15 минут даже дышать становится не очень. Час у зубного по ощущениям примерно как три часа в спортзале — выходил как лимон. И так было все время — удаляли мне зуб или лечили.

Но на последнем приеме я удивил сам себя. ​Я, кажется, постиг какой-то высший зуболечебный дзен. Я пришел лечиться к любимому дантисту, мне в рот засунули 2 ватных тампона, слюноотсос, бормашину, пылесос, промыватель и четыре руки. Перед этим сделали очень болючие уколы прям под губу возле передних зубов. По предварительной оценке лечить будут минимум час. В глаза лампочка светит яркая, какие-то слова не понятные, шум, пыль, брызги. А я уснул. Тупо вырубился так, что меня пришлось будить — я рот во сне начал закрывать.

И это все при том, что самое страшное существо на планете — это зубной врач.

 

Я дал этому событию настояться. Проанализировал, сижу и понимаю, что я не знаю, как теперь передать это волшебное и важное знание:

Лечить зубы — это как на массаж сходить

.

Если вам когда-нибудь делали настоящий массаж, то вы знаете, что в целом эта процедура становится приятной примерно на пятый-шестой раз, а до того момента — это лютейший пиздец по уровню боли: вам разминают мышцы, о которых вы не знаете, вправляют позвонки и вообще мнут по всякому. Зато вот после десятого раза вы начинаете порхать, как мотылек. С лечением зубов точно та же самая история. Самое сложное — первые несколько раз загнать себя пинками к стоматологу. А потом — все. Вы перестаете вести себя, как очкодавтр, а просто берете и идете к зубнику, потому что в итоге начинаете порхать. Челюстями так порхать, как бабочка, бяк-бяк-бяк. Или клац-клац-клац. Как хотите.

В результате можно экстраполировать этот опыт и прийти к простейшему заключению: если ты чего-то боишься, то это именно то, что надо делать в первую очередь. И чтобы это сделать надо просто послать страхи нахер. Ясное дело, что выходить в окно с 14 этажа не надо — ко всему надо разумно подходить, но в целом как-то так.

Итого, товарищ, помни: «Главное — не ссать». #ГНС

.

ЗЫ: на тему страхов на трубе есть забавный ролик про американского психолога, ниже в оригинале, по ссылке — на русском языке

 

 

Вопросы про гомеопатию

Я продолжаю работать с гомеопатом и слежу за своим состоянием. Народ вокруг тоже следит и задает вопросы. А я на эти вопросы ответить не могу — я ж вообще на фару во все это ввязался и понятия не имел о гомеопатии ничего. К слову, до сих пор не сказать, что «иксперт». Решил пойти кратчайшим путем: собрал вопросы и попросил на них ответить. Получилось некоторое подобие интервью. Черным и жирным как бы говорю я, а нормальным человеческим текстом ответы дает Мария. Прошу читать и радоваться.

 

Есть мнение, что гомеопатия — это какое-то врачевание с помощью травок. Насколько это верно?
Есть мнение, что программирование – это какое-то щелканье мышкой, насколько это верно? 🙂

Если серьезно, то врачевание с помощью травок – это то, чем занимаются фитотерапевты. Гомеопаты работают с приготовленными с помощью разведений и встряхиваний микродозами различных веществ. Трав, минералов, химических реактивов, обычных лекарств, «продуктов больного организма», препаратов животного происхождения и так далее.

Впечатление, что когда все это начиналось, около 200 лет назад, — гомеопаты испытывали все, что приходило в голову, все, что выглядело потенциально перспективным. Потом некоторые лекарства оказались более актуальными, некоторые использовались менее часто. Препараты растительного происхождения – одна из основных групп лекарств, но далеко не единственная.

Однако, простого применения микродоз недостаточно. Гомеопатическое лечение имеет в своей основе еще один критически необходимый принцип. Это лечение подобного подобным. Звучит просто, но в таком виде немного неконкретно, да? На практике это выглядит примерно так. Мы ищем, что и как именно нарушено в состоянии здоровья конкретного человека. Что его ухудшило, или продолжает ухудшать, — и что мы можем сделать, чтобы «починить» это.

Как мы это делаем? Здесь, конечно, у каждого гомеопата свой стиль работы, — и техника и подход немного разные. Дальше пишу про то, как работаю я.

Мы можем использовать причины этих нарушений. Что произошло, от чего состояние здоровья стало хуже или менее стабильным. Например, несколько самых распространенных групп триггеров, с которыми может работать гомеопат:
— стресс, перенапряжение любого рода, эмоциональные травмы;
— или когда человек не чувствовал себя хорошо с тех пор, как переболел чем-то, или принимал какие-то оказавшиеся для него неподходящими медикаменты;
— наследственность: «У нас в семье у всех астма» и т.п.;
— какие-то более редкие необычные «спусковые крючки» проблем, или комбинация, смесь нескольких факторов.

Следующим шагом обычно будет вопрос-исследование, как именно этот фактор изменил состояние здоровья. Что и как именно беспокоит, что не нравится, что мешает, что еще не восстановилось, что, где и как именно нарушено.

Причины не всегда очевидны, и не всегда однозначны. На этот случай, да и вообще, если в этом направлении работать более удобно, у нас есть вариант исследования нарушений чувствительности и адаптации – ситуаций, когда на что-то слишком сильная или слишком слабая реакция.

Когда, например, от небольшого воздействия холода сразу что-то болит. Или когда человек попадает в довольно обычную ситуацию, но она вызывает сильный стресс. Или какие-то странные непонятно почему так устроенные ситуации, например, если голова всегда болит после обеда, или кашель начинается в 3 часа ночи, и т.п.

В общем, это ситуации, когда человеку заметно, непропорционально хуже (или, наоборот лучше) в каких-то условиях, или в какое-то время, в связи с какими-то событиями. Это показывает устройство такой немного нетрадиционной штуки, которая в гомеопатии называется «защитная система организма». В общих чертах это как раз и есть способность реагировать на болезнетворные факторы адекватно, максимально восстанавливаться после разнообразных стрессов и поддерживать хорошее состояние здоровья. Это основное «место» нашей работы.

Моя задача заключается в том, чтобы понять, как устроены проблемы в данном случае, и найти лекарство, которое имеет аналогичную структуру нарушений. Вот такая реализация принципа «подобное подобным» на практике.

 

А можно совмещать гомеопатию и официальную медицину?
Можно, если есть реальная необходимость. Например, часто совмещают одно с другим диабетики, или люди с болезнями щитовидной железы. В некоторых случаях совмещение проблематично.

Из распространенных медикаментов обычно не стоит совмещать гомеопатическое лечение и сосудосуживающие, НПВС, антигистамины, любые виды кремов и мазей для уменьшения высыпаний. Конечно, мы стараемся сделать работу максимально комфортной, и сокращение или отмена медикаментов обычно предполагают использование гомеопатических альтернатив. Но в целом гомеопатическое лечение в некоторых случаях предполагает временный дискомфорт и терпение в отношении неопасных, но, возможно, не очень приятных симптомов. Это заметно отличается от концепции “лечить все даже самые небольшие симптомы”, которая достаточно общепринята в отношении применения обычных лекарств, — и совмещение возможно не всегда.

 

Гомеопатии учатся? Где?  Как долго? Если гомеопатия работает, то почему все говорят, что это не так и все не правда?
Гомеопаты в России — это, в основном, врачи, которые получили небольшое дополнительное образование по гомеопатии. Для того, чтобы практиковать гомеопатию, по закону достаточно прослушать 216 часов лекций. При этом, гомеопатия – это отдельная, почти не пересекающаяся с предыдущим обучением (а часто вступающая с ним в прямое противоречие) наука, — и переключиться на гомеопатические принципы выбора лекарств непросто, а ведь еще надо их освоить, а не только признать их работоспособность. Очень часто люди так и продолжают раздавать «лекарства от экземы» и «от головы», не интересуясь устройством самой экземы, головной боли и общим состоянием здоровья. Собственно, в любой серьезной профессии результат работы человека после двухсотчасовых курсов очевиден.

Гомеопатическое лечение выглядит привлекательным тем, что это такие «безопасные сладкие штучки» без побочных эффектов, — это создает обманчивое впечатление, что учиться и разбираться там особо не в чем, назначай что попало, да и все! На практике, конечно, это не так. 🙂 Результаты работы соответствуют пониманию предмета.

Для того, чтобы назначать комплексные гомеопатические препараты, — вообще никакого понимания вопроса и даже 200 часов курсов не нужно. Собственно, это и делают все кому не лень – не вникая в процесс, привлеченные вот этой «безопасностью» и простотой применения.

Правда в том, что гомеопатия – это не просто. Она требует и серьезного понимания предмета, и, на мой взгляд, серьезной работы с личными ограничениями по восприятию. Как только у нас есть жесткий шаблон, как устроены определенные проблемы – мы не можем увидеть реальное устройство этих проблем. А как только мы не воспринимаем реальность такой, какая она есть – мы не можем работать эффективно.

Как я вижу ситуацию, — многие гомеопаты стараются показывать процесс и результаты. В сети можно найти множество форумов, где, по примеру сайта 1796, гомеопаты занимаются лечением острых случаев в прямом эфире, дистанционно. У меня есть проект по открытому публичному лечению хронических состояний и еще есть места в проекте по открытой работе с эмоциональными проблемами: http://cygnuss.livejournal.com/15405.html. Гомеопаты печатают множество книг с описанием процесса лечения и результатов. Просто все равно в большинстве стран это еще не имеет такого массового распространения, когда половина ваших знакомых уже ходила к гомеопатам, и знает, как это работает, — а гомеопаты в большинстве вполне хорошего уровня, т.к. в обществе есть понимание профессии и ее особенностей, и критерии нормальной работы другие.

Получается, что наши представления в значительной степени определены опытом крайне небольшой выборки людей, из которых большинство ходило к гомеопатам, которые не являются даже в полном смысле этого слова гомеопатами, а продолжают по принципам традиционной медицины назначать нетрадиционные лекарства. То есть по опыту многих людей это так и есть – «не так и неправда», потому что их жизненный опыт именно таков. Однако, существует и другой опыт. 🙂

 

На первом приеме у гомеопата надо много всего рассказать о себе, личного. А если человек не все рассказывает на первом сеансе, что-то не хочет рассказывать, это отразится на лечении?
В значительной степени ответ на этот вопрос — продолжение предыдущего. Почему вам может не хотеться рассказывать о себе что-то личное, — при том, что уже есть понимание, что это может иметь значение для результата? Как человек, «воспринимающий» вашу историю, может взаимодействовать с вами, чтобы стало возможным показать достаточно для эффективной работы? Есть ли разница, кому это рассказывать – вы не можете про это говорить совершенно ни с кем, или в определенной ситуации с определенным человеком или людьми можете? Не можете вдаваться в детали или не можете вообще упомянуть — это личное?

Для меня эта тема – зона ближайшего профессионального развития и большого интереса. В основном, да, возможность взаимного доверия, которое создается с двух сторон, и не всегда мгновенно, на мой взгляд, имеет серьезное значение для работы.

Это не значит, что нужно прямо во все тягостные или болезненные воспоминания погружаться на приеме. Если есть какая-то действительно болезненная и травмирующая ситуация, особенно личная травма, — в нее и не стоит сильно въезжать сразу, это может быть банально too much и ретравматизация. В этих случаях я обычно стараюсь делать очень аккуратную «разметку карты» событий и состояния, и этого для гомеопатической работы с эмоциональной травмой обычно более чем достаточно.

Если речь идет о каких-то очень личных физических симптомах, то в случае, если они не основная жалоба, как правило, информации хватает. Это довольно обычная история, когда уже на втором или третьем приеме всплывают какие-то очень интимные вещи, которые, оказывается, прошли или уменьшились после лекарства.

Не то что я хочу сказать, что можно многое не рассказывать, и все обойдется. Но для понимания устройства именно ваших проблем со здоровьем нужно понимать именно общую картину происходящего, и небольшие отдельные симптомы не так уж часто способны ее радикально изменить. Хотя, конечно, бывает всякое.

Можно также рассмотреть вариант упоминания о том, что есть определенные личные моменты, о которых не хочется говорить. И обсудить уже на месте, насколько это может повлиять на результат в вашем конкретном случае. У меня в том числе и для этого есть бесплатные 15-минутные скайп-консультации о применимости метода – там можно познакомиться и прикинуть, сможете ли вы обсудить свое личное со мной, или нужен какой-то другой специалист или другой метод.

 

Откуда берутся шарики? Кто их делает? Из чего? Слышал опасения, что гомеопаты сами готовят все это дома в кастрюльке.
Вот, например, хорошая по отзывам московская производственная аптека описывает свою работу: http://homeopharma.ru/page/innovations

Не дома и не в кастрюльке, конечно. 🙂 Производство лекарств непростое дело, и хороших гомеопатических аптек не так уж много. Тоже, видимо, требует серьезного отношения к работе 🙂

 

А есть противопоказания? Прием лекарств может быть опасным?
Почти никогда, за исключением немногих вполне предсказуемых ситуаций. Они весьма специфические, не распространенные, и речь идет о действительно тяжелых состояниях и нарушениях. С такими состояниями некоторые гомеопаты работают тоже, но нужен специфический опыт, специализация. Обычно, клиенты в таком состоянии если уж пойдут к гомеопату – то в первую очередь эти вопросы обсудят, какой у гомеопата опыт в данном вопросе и насколько хорошо он умеет обращаться с такими симптомами.

Еще вопрос, что такое «опасность» в данном контексте. Ответ выше про то, может ли гомеопатический препарат вызвать повреждение здоровья. На мой взгляд — может, если здоровье уже очень хрупкое. Такие реакции, как обострение или проявившаяся ранее «спящая» наследственная предрасположенность – бывают. Считать ли их опасными для вас? Решать вам.

 

Используются ли при работе экспериментальные препараты? Как новые шарики проходят проверку?
Большинство использующихся сегодня лекарств используются в течение последних 150-200 лет. Новые лекарства тоже проходят испытания, хотя и применяются несколько реже.

Как новые лекарства проходят проверку, например, вот подробное описание:

http://specialist.homeopatica.ru/professional_tst_tst09.shtml

 

Разводить шарики или есть сухими?
Решается индивидуально.

 

Есть какая-то статистика по больным? Как часто получается вылечить?
Статистика – с одной стороны, штука полезная, и иногда показывает неожиданные стороны процессов. С другой стороны, в ней есть некое обещание: «Наверное, мы вас вылечим». Правда в том, что про каждого конкретного человека это все равно как в анекдоте про динозавра, «или встречу, или не встречу». Прошлые результаты не дают гарантии, — лишь повышают вероятность, и, конечно, показывают уровень профессионализма и прошлого везения.

Серьезных с большой выборкой плацебоконтролируемых исследований гомеопатического лечения мне не встречалось. То, что я читала, в основном было либо проведено с использованием небольших групп людей (около 100 человек), либо способ назначения лекарств не выдерживал никакой критики.

На практике, статистика разнится от гомеопата к гомеопату, а также зависит от состояния здоровья клиента. Гомеопатическое лечение выглядит как воздействие на процесс самоорганизации, где «Самоорганизация — процесс упорядочения элементов одного уровня в системе за счёт внутренних факторов, без внешнего специфического воздействия (изменение внешних условий может также быть стимулирующим либо подавляющим воздействием). Результат — появление единицы следующего качественного уровня» — из вики.

Мы создаем небольшое, но очень точное внешнее воздействие – и смотрим, как меняются процессы, как меняется состояние здоровья. Для того, чтобы это происходило, нужен некий внутренний «движок», потенциал для изменений. Изменения осуществляются не непосредственно лекарством, как если бы вы, скажем, принимали антибиотики, — но с помощью тех возможностей самовосстановления, которые есть у этого конкретного человека. То есть скорость и масштабы изменений очень сильно зависят от того, с кем мы работаем.

 

 

Спасибо за ваши ответы, мне понравилось 🙂

 

В общем, товарищи, вот так. Как и во всяком занятии, главное — голова на плечах и аккуратная дисциплинированная практика. Если у кого-то есть вопросы — пишите в личку или в комменты, буду о поступлениях корреспонденции извещать Марию и мы постараемся на все вопросы ответить.

 

P.S. Это очередная статья про Открытое гомеопатическое исследование, в котором я принимаю участие и пишу все подряд о себе и происходящем. До этого были первая, вторая и третья записи. За проверку вопросов и нормальности результата спасибо Маринке 😉

Про частоту приема гомеопатических средств

Для тех, кто не в курсе, я подписался на открытое гомеопатическое исследование. Я писал про это вот тут и вот тут.

При лечении гомеопатией надо принимать гомеопатические средства. Внезапно. В моем случае принимать надо внутрь. Средства можно принимать как в сухом виде — шарики, так и разводить эти шарики в необходимой пропорции в воде и пить раствор. Работают, надо понимать, по-разному. Вариант «не париться» — это прием в сухом виде: надо взять горсть, которую гомеопат отсыпет, и хряпнуть залпом. А потом весело идти домой и смотреть, как жизнь меняется. Вариант «ласково и нежно» — это растворы.

Я, как полагается, выбрал ласку и нежность, понятно, потому что я мальчик. На руки при этом выдается милипусенький пузырек с теми же шариками, что полагается есть всухую. А еще инструкция: «По приходу домой разведи два шарика на полстакана воды и пей, когда надо по чайной ложке». А ты такой: «А когда надо?». А тебе так, с улыбательным прищуром: «Бггг, а фиг знает. Пробуй с одной чайной ложки в день, а дальше по обстоятельствам». А ты такой: «О_О ок…».

С этим новым знанием приходишь домой и выпиваешь чайную ложку в первый раз. Вкуса нет, запаха тоже. И на следующий день можешь выпить чайную ложку. И постоянно в голове вопрос: «А может надо две ложки в день? Или три? Или вообще залпом хряпнуть?».

Я писал ранее, что в этом месте надо отключить мозги и научиться себя слышать. Это дико сложно. Это по сложности сопоставимо с тем, чтобы научиться свои желания ставить выше чужих или слать в хуй людей, которых надо слать, даже если это с точки зрения общества не вежливо или тебе слать такого человека не хочется. То есть это такая работа над собой, которую надо проделать по-любому. Цель —  ловить тихий-тихий внутренний диалог «Вот щас надо бы ложечку». На этом месте не надо включать голову и начинать «ну я же уже две ложки за сегодня». Надо пойти и тяпнуть ложечку. И вот как-то так все время.

Я после последнего обострения недели полторы не пил раствора вообще. А потом приперло. Я шкафчик открыл, на бутылку с раствором посмотрел и закрыл — этот раствор я пить не хотел. Хотел другой. Пообщались с Марией и придумали другой раствор.

В основе всего лечения, не важно — официальной медициной вас пичкают, гомеопатией, иголками китайскими или еще чем, всегда лежит работа над собой и прокачка внутреннего слуха. Если ты заболел, то ты делаешь с собой какую-то херню. Надо сесть на жопу и слушать нутро — где-то эта херня поет свою песню и болезнь дана, чтоб понять где и зачем. Дак вот умение услышать в своем организме желание тяпнуть еще одну ложечку — оно из той же серии. И задача простая — научиться это желание безошибочно ловить. И это дико сложно. Но возможно.

 

UPD: У Марии, гомеопата, с которой я работаю, по этому поводу тоже получилось написать пост в Фейсбуке.

Гомеопатия: эпизод 5 — Простуда бьет спина

Вторая запись про мое лечение гомеопатией, на первую — ссылка. Пока я слегка недоумеваю от происходящего, но, дабы не сглазить, стараюсь молчать и продолжаю наблюдать.

Предыстория: я подписался на открытое гомеопатическое исследование, в ходе которого начал пить некий раствор по чайной ложке. В целом я почти никак не реагировал на прием раствора, наблюдалось только слабое улучшение работы ЖКТ .

Ожидаемым, но не обязательным, эффектом при лечении гомеопатией является так называемый «откат» — это возвращение состояния к последнему хреновому, от которого, по идее, в первую очередь и избавляемся. В моем случае это простуда, которой к августу переболел уже 6 или 7 раз с января. Совершенно на пустом месте в пятницу утром, 7 августа, я встал больной — горло болит, нос заложен, общее состояние дерьмовое, подумалось: «Ну-уууу, понеслась, все как обычно…». Я выпил горяченного чаю, остался дома и запросил теоретической поддержки у центра: «Хьюстон, у нас проблемы. Что делать? Можно я как обычно зальюсь мирамистином и упорюсь всякими лизобактами?».

Нет, нельзя. С одной стороны немного стремно — ну вот у меня же как обычно все, а лечиться предлагается водичкой, в которой разведено два зернышка хрен знает чего — это даже не концентрат, это супер-слабый раствор. С другой стороны, я прекрасно знаю в какой последовательности заливать в себя химикалии и как скоро от них ждать эффекта. Плюс-минус день в моем случае погоды не сделает, т.к. на поправку я иду обычно 7-10 дней.

Ааааа, хрен с ним, рискну. Зря что ли я на все это подписался? В общем начал принимать раствор по чайной ложке. Обычно, в первый день у меня состояние ухудшается весьма и весьма, чтобы на второй день я вел себя как и положено больному мужчине — лежал с температурой 37.3 и мысленно перебирал всех претендентов на нехитрое наследство из гипсовых челюстей, да старого аккордеона, ибо температуру выносить — невыносимо!

Но тут в дело вступила магия. За первый день я выпил 4 ложки раствора. К вечеру я чувствовал себя сильно лучше. Уже странность, но я решил не поддаваться и лег спать, мол знаю я вас, щас полегчало, а утром и слова сказать не смогу — горло схватит. Весь второй день у меня уже почти не болело горло, был сильный насморк, под вечер начался нормальный мокрый кашель. Это вообще нонсенс — кашель все время появлялся через неделю, причем сухой, как остаток от горла. Третий день к вечеру почти полностью прикончил кашель. По факту, в понедельник, я встал здоровым с остаточными следами простуды, которые у меня, как правило, таковыми являются только спустя неделю, в лучшем случае. Получилось, в среднем в 2 раза быстрее выздоровел. От таких скоростей я слегка охренел.

В течение недели я попивал растворчик — остатки простуды сходили на нет. Спустя 7 дней все выходные я потратил на то, чтобы отоспаться — столько часов подряд я не спал уже с год, т.к. просто не было желания, а тут прям спал-спал-спал. И вот уже последние 4 или 5 дней я хожу совершенно нормальный.

По факту получилось, что обострение закончилось за 3 дня, а все то время, что я обычно валяюсь дома и закидываюсь лекарствами, я провел на ногах, в работе и совершенно спокойно в таком режиме довыпиливал остатки болезни. Вот такие пироги, которые меня пока что вдохновляют.

 

На данный момент раствор пить перестал, т.к. нет желания вообще. В смысле вот прям того желания, которое изнутри. С приемом лекарств в моем случае вообще забавно — приучаюсь себя слушать, и, когда внутренность отчего-то решает, что пора еще ложечку за маму — иду и пью ложечку. Оказывается, слушать себя — это надо уметь. Крайне часто на собственное такое желание положить с прибором проще, чем его поймать и сделать, как надо. Тоже интересный опыт получается.

 

Из забавного. В течение последней пары недель состоялось несколько диалогов с близкими мне людьми на тему всего вот этого лечения. Начинается обычно примерно такой репликой ко мне:»Я знаю, что у тебя свое мнение, и оно не изменится, поэтому открыто тебе заявляю: я считаю, что вся эта гомеопатия — полная херня». Дальше мы немножко говорим почему херня, а потом во всех случаях приходили к одному и тому же: «Зная тебя, я вообще-то не удивлюсь, что именно такое лечение тебе и поможет». Еще почти всегда всплывает аналогия с эффектом плацебо, который в научном мире имеет место быть и как он работает, ученые умы пока сказать не могут. Я пока не пытаюсь объяснить, что послушать мое нытье про старые болячки и неудачи в личной жизни и на основе этого выбрать нужное лечение, которое внезапно сработает — это не просто везение. Я вообще не любитель холиварить и что-то кому-то доказывать. В общем весело, но радует интерес людей ко мне и вера в мои способности. Спасибо вам, люди.

Я, тем не менее, продолжу эксперимент, т.к. мне пока все нравится. Все интересно.

Будем посмотреть.

 

В роли Хьюстона выступает гомеопат Мария Блашкевич:
фейсбук → https://www.facebook.com/profile.php?id=100003148489777
ЖЖ → http://cygnuss.livejournal.com/

 

 

Гомеопатия: эпизод 4 — Новая надежда

Друзья, вы наверняка заметили, что последние семь с половиной месяцев я то и дело болею.
Меня это, конечно же, задрало до крайней степени.

Читать далее →